6+
 
Герб города Автономное общеобразовательное учреждение гимназия № 9 г. Королёва Герб школы
 
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск с Яндексом
например:
Расписание звонков
Категории каталога
Начальная школа [58]
Работы учителей начальной школы
Иностранный язык [25]
Работы учителей иностранного языка
Общешкольные мероприятия [7]
Общешкольные мероприятия
Математика [10]
Химия [3]
История [0]
Обществознание [2]
Физика [3]
Русский язык и литература [20]
Биология [0]
География [6]
Изобразительное искусство [8]
Черчение [1]
Физкультура [5]
Экономика [1]
Технология [4]
Наш опрос
Ваше мнение: готов ли ребенок к школе? Любит ли Ваш ребенок рисовать и раскрашивать рисунки?
Всего ответов: 282
Начало » Статьи » Методическая копилка » Русский язык и литература

О.Э.Мандельштам - анализ стихотворений для подготовки к экзамену (из опыта работы)
   Осип Эмильевич Мандельштам.
Впоследствии М.Цветаева назовет его «торжественным чужестранцем», намекая на особый поэтический талант. Виктор Шкловский напишет о нем: «Это был человек... странный... трудный... трогательный... и гениальный!»
Ему будут посвящать свои стихи М.Цветаева, А.Ахматова.


Поэт трудный для восприятия, но дающий вдумчивому читателю большую радость, если дорасти до понимания гениальности поэта. К сожалению, судьба его не была счастливее многих. Несколько раз его арестовывали. За стихи. За свободу духа. За талант. Достаточно прочитать его стихотворения: «Сумерки свободы», «Мы живем, под собою не чуя страны», «Мне на плечи кидается век – волкодав, но не волк я по крови своей», - чтобы понять, какое мужество нужно иметь, чтобы состояться настоящим Поэтом в России. Во Владивостоке, в пересыльном бараке для политзаключенных он уйдет из жизни несломленным. А его последние стихи сохранит, рискуя жизнью, жена Надежда Мандельштам. Прочитав заветные тетради, Анна Ахматова напишет:
Я над ними склонюсь,
Как над чашей,
В них заветных заметок
не счесть –
Окровавленной юности нашей
Это черная нежная весть…
Нужно обратить внимание на слово «черный». Оно, конечно символично. Недаром в стихотворении «Раковина» упоминается слово «ночь» после слов «Быть может, я тебе не нужен…»
РАКОВИНА
Это стихотворение появилось в 1911 году, написал его в то время еще мало известный поэт.
Быть может, я тебе не нужен,
Ночь; из пучины мировой,
Как раковина без жемчужин,
Я выброшен на берег твой.


Ты равнодушно волны пенишь
И несговорчиво поешь,
Но ты полюбишь, ты оценишь
Ненужной раковины ложь.


Ты на песок с ней рядом ляжешь,
Оденешь ризою своей,
Ты неразрывно с нею свяжешь
Огромный колокол зыбей,


И хрупкой раковины стены,
Как нежилого сердца дом,
Наполнишь шепотами пены,
Туманом, ветром и дождем...
Понравилось ли вам это стихотворение? Какие образы вы увидели?
Можно увидеть образ моря и образ раковины, олицетворяющей лирического героя.
Лексические цепочки:
  • Море – пучина мировая, океан, символ жизни, море равнодушное. Но оно может полюбить раковину и наполнить ее звуками, приметами жизни.
  • Раковина без жемчужин, тоскующая, сомневающаяся в себе, считающая свои слова ложью, неправдой, выдумкой, одинокая, ненужная, ищущая внимания и любви моря.
Таким образом, мы наметили две темы. Тема любви. Надежды. Тема поэта, ищущего ответы у моря как символа жизни.




«Мы живем, под собою не чуя страны»
Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,


А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.


Его толстые пальцы как черви жирны,
А слова как пудовые гири верны —


Тараканьи смеются усища
И сияют его голенища.


А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей —


Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет.


Как подкову, кует за указом указ —
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз


Что ни казнь у него, то малина
И широкая грудь осетина. Ноябрь 1933



«Сумерки свободы»
Прославим, братья, сумерки свободы,
Великий сумеречный год!
В кипящие ночные воды
Опущен грузный лес тенёт.
Восходишь ты в глухие годы,—
О, солнце, судия, народ.


Прославим роковое бремя,
Которое в слезах народный вождь берёт.
Прославим власти сумрачное бремя,
Её невыносимый гнёт.
В ком сердце есть — тот должен слышать, время,
Как твой корабль ко дну идёт,


Мы в легионы боевые
Связали ласточек — и вот
Не видно солнца; вся стихия
Щебечет, движется, живёт;
Сквозь сети — сумерки густые —
Не видно солнца, и земля плывёт.


Ну что ж, попробуем: огромный, неуклюжий,
Скрипучий поворот руля.
Земля плывёт. Мужайтесь, мужи.
Как плугом, океан деля,
Мы будем помнить и в летейской стуже,
Что десяти небес нам стоила земля.


Май 1918, Москва



Стихотворение О.Мандельштама «Бессонница. Гомер. Тугие паруса...»

 
Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины:
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся.


Как журавлиный клин в чужие рубежи,-
На головах царей божественная пена,-
Куда плывете вы? Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи?


И море, и Гомер - всё движется любовью.
Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
И море черное, витийствуя, шумит
И с тяжким грохотом подходит к изголовью.
Бессоница, Гомер, тугие паруса...
Я список кораблей прочел до середины...
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся.


Как журавлиный клин в чужие рубежи
На головаx царей божественная пена...
Куда плывете вы? Когда бы не Элена,
Что Троя вам одна, аxейские мужи??


И море и Гомер все движимо любовью..
Куда же деться мне? И вот, Гомер молчит..
И море Черное витийствуя шумит
И с страшным гроxотом подxодит к изголовью...


Стихотворение было опубликовано в первом сборнике поэта «Камень» в 1915 году. Стихотворение обращается ко второй песне «Илиады» Гомера «Сон Беотия, или перечень кораблей», посвященной отплытию кораблей на осаду Трои.


По одной из версий, на данное стихотворение Мандельштама вдохновил найденный Максимилианом Волошиным, у которого он гостил в Коктебеле, обломок древнего корабля.
  • Тематика античности в целом характерна для ранних стихов Мандельштама. Многие критики видят в этом компенсацию поэтом своего происхождения (из семьи «мастера перчаточного дела и сортировщика кож»), из-за которого он был ограничен в доступе к высокой русской и мировой культуре. Однако более вероятно, что увлечение поэта древним миром - это его стремление к эталону красоты и к основе, породившей данную красоту.


Стихотворение начинается с бессонницы лирического героя и сразу уходит в его внутренний мир: сравнение строя боевых кораблей с журавлиным клином (образом, который в России чаще всего ассоциируется с грустью осеннего перелета птиц) позволяет читателю понять, что чувствует поэт по отношению к ахейцам: сочувствие, сострадание, жалость, тревогу за их судьбу. Поэт ощущает себя мудрым пророком, он предвидит будущее, он знает, какая трагедия совершится, и хотел бы предостеречь их, но ахейцы безрассудно стремятся навстречу неизвестности и гибели.


Из реальных окружающих предметов - только перечень кораблей, который растворяется и уходит на задний план под наплывом размышлений лирического героя, и звуки Черного моря, появляющиеся в последней строфе, когда он как бы очнулся от мечтаний.


Ощущение бессонницы великолепно передано действием: «Я список кораблей прочел до середины» Список кораблей греков, идущих походом на Трою из «Илиады» Гомера, содержит 1186 названий кораблей с именами полководцев и описаниями на 366 строках. Бесконечность боевого списка кораблей и создает ощущение бесконечности этой ночи. Образ журавлиного клина дополняет бессонницу еще одним качеством - тягучестью: неспешностью и растянутостью в пространстве и во времени.


Постепенно и плавно мысли со списка кораблей переходят на причину похода. Лирический герой видит, что единственная причина, движущая огромное войско, - любовь: «Когда бы не Елена, // Что Троя вам одна, ахейские мужи?» Таким образом, происходит переход от внешних форм античной культуры к внутреннему смыслу стихотворения.


С точки зрения психологов, отвлеченный список, которым и является перечень кораблей у Гомера, напоминает тест Роршарха: в процессе его чтения при свободном течении мыслей человек постепенно переходят на наиболее важные для него вопросы; часто этот переход вполне логичен и кажется напрямую связанным с читаемым текстом. Именно поэтому в одном и том же тексте (обычно - либо абстрактном, либо максимально конкретизированном, как гомеровский список) разные люди видят разное содержание и смысл. Казалось бы, в списке нет ни намека на любовную тематику: однако именно он приводит Мандельштама к глубокому выводу о том, что любовь является движущим моментом многих сил на этой планете.


Таким образом, через описание реальности Мандельштам передает собственный эмоциональный мир: список кораблей подводит лирического героя к философским размышлениям о жизни; у Мандельштама описание ситуации бессонной ночи - к размышлениям о любви.

 
  • Тема моря, как и тема античности в стихотворении не случайна, и вызвана не только местом рождения стихотворения. Многими критиками отмечено, что Мандельштам предпочитает всем стихиям воду: его привлекает спокойное и вечное движение: равнинные реки, озера, но чаще - самая грандиозная форма - океан, величественно катящий огромные валы. Тема моря неразрывно связана с темой античности: и то, и другое величественно, грандиозно, спокойно, таинственно.


В результате стихотворение, вобрав в себя основные мотивы сборника «Камень», становится одним из итоговых в данном сборнике. При этом оно является и образцом раннего творчества Мандельштама в целом, как по выбору темы, так и по стилю. Для ранних стихов Мандельштама характерно стремление к классической ясности и гармоничности, они отличаются простотой, легкостью, прозрачностью, которые достигаются простыми рифмами, в основном глагольными или грамматическими. При простоте рифм на первый план выходит ритмический рисунок стихотворной строфы. Это характерно для многих поэтов серебряного века. В стихотворениях Мандельштама ритм приобретает смысл, настолько очевидный, что его не осмеливаются игнорировать при переводе его стихов, в отличие от переводов стихотворений многих других, даже классических, авторов.


Первое место из стихотворных размеров у Мандельштама занимает ямб, от четырехстопного до шестистопного. Для создания ритмического разнообразия Мандельштам использует прибавление одного безударного слога в рифмующейся строке, что приводит к чередованию женских и мужских рифм. Шестистопные ямбы Мандельштама с обязательной цезурой (паузой) посредине называют почти идеальным александрийским стихом. Цезура дает Мандельштаму необходимую ему медлительность и негромкую звучность, ощущение свободного прозаического разговора - спокойного размышления вслух.


Эстетика стиха роднит Мандельштама с Пастернаком, но отличается большей сдержанностью. Эмоции просматриваются главным образом не через подбор насыщенных эпитетов, а через поступки героев (подобное наблюдается у Ахматовой: полная растерянность героини, сумбур чувств и отрешенность от всего происходящего, кроме собственных мыслей и чувств, передаются через ее действия: «Я на правую руку надела // Перчатку с левой руки»).

 
  • Последняя строфа стихотворения выводит нас из темы античности в реальность. При этом поэт как бы отстраняет Гомера, возвращаясь в реальность, к шумящему неподалеку морю, поскольку и оно дает поэту подтверждение того, что любовь - основа всего движения на Земле: «И море, и Гомер - все движется любовью. // Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит».


Образ списка кораблей присутствует во многих литературных и ряде музыкальных произведений, в том числе современности. Так, у Пелевина в рассказе «Греческий вариант» прочтение главным героем гомеровского перечня кораблей характеризует его собранность, усидчивость, интеллект: «Мандельштам только до середины дошел, а Вадим Степанович этот список читал до самого конца». У Бориса Гребенщикова в песне «Вероника на крыльце» список становится аналогом книги Судьбы: «Список кораблей // Никто не прочтет до конца; кому это нужно - // Увидеть там свои имена...» У Мандельштама этот образ послужил выражению основной мысли, проскальзывающей в большинстве его стихов и являющейся квинтэссенцией его опасений и радостей, его отношения к миру, жизни, собственной судьбе: главной движущей силой в мире является любовь.




О.Э.Мандельштам «Notre Dame» 1912
Где римский судия судил чужой народ,
Стоит базилика,- и, радостный и первый,
Как некогда Адам, распластывая нервы,
Играет мышцами крестовый легкий свод.


Но выдает себя снаружи тайный план:
Здесь позаботилась подпружных арок сила,
Чтоб масса грузная стены не сокрушила,
И свода дерзкого бездействует таран.


Стихийный лабиринт, непостижимый лес,
Души готической рассудочная пропасть,
Египетская мощь и христианства робость,
С тростинкой рядом - дуб, и всюду царь - отвес.


Но чем внимательней, твердыня Notre Dame,
Я изучал твои чудовищные ребра,
Тем чаще думал я: из тяжести недоброй
И я когда-нибудь прекрасное создам.


Одним из программных произведений Мандельштама в сборнике “Камень” является стихотворение “Notre Dame” Чтобы раскрыть смысл этого стихотворения, необходимо вписать его анализ:


1) в единство замысла сборника “Камень”;
2) в творческую концепцию мировоззрения поэта;
3) в историко-культурный контекст.


Центральным, кульминационным образом-символом становится камень.


“Акмеисты с благоговением поднимают таинственный тютчевский камень и кладут его в основу своего здания”. Грубая материалистическая весомость камня выражает приятие реальности, бытия.


В контексте творчества О.Э. Мандельштама на камень человек направляет свои творческие усилия, стремится сделать материю носителем высокого содержания. Вспомним строки из стихотворения “Я ненавижу свет…”: …Кружевом, камень, будь \\ И паутиной стань.


Собор Notre Dame становится образом преображения камня. Рукою таинственного “строителя щедрого” камень стал воздушным и светозарным храмом, вместилищем мудрости.


Notre Dame, собор Парижской Богоматери, - знаменитый памятник ранней французской готики.

 
  • С первой строки стихотворения Мандельштам как бы налагает контекстуальные пласты друг на друга, вызывая ассоциативные ряды у читателя.


Где римский судия судил чужой народ…” — автор явно отсылает нас к историческому факту. Notre Dame стоит на острове Сите, где находилась древняя Лютеция — колония, основанная Римом. Так в стихотворении возникает римская тема. Рим — “корень западного мира”, “камень, замыкающий свод”.


Римская тема даёт возможность ощутить историю как единый архитектурный замысел. Эта тема несёт в себе объединяющее начало, отсюда совместимость различных культурных контекстов в стихотворении.


Метафорическое сравнение храма с первым человеком, Адамом, даёт скрытую аналогию: соотнесённости частей тела с частями храма. Традиционно с образом Адама связан мотив радости существования, счастья бытия. Мандельштам обыгрывает эту идею, смещая акценты: метафорически явно связанный с Адамом, несёт в себе идею бытийственности.

 
  • Первые две строфы стихотворения построены по принципу антитезы: внешнему противопоставлено внутреннее. “Крестовый лёгкий свод” обнаруживает “тайный план” — “массу грузную стены”. Через ощутимую тяжесть возводимого здания, грозное давление массивного свода на подпружные арки реализуется мотив камня. Метафора “и свода дерзкого бездействует таран” строится по принципу антитезы: скрытая вулканическая энергия замерла лишь на мгновение, словно пятая стихия, зависшая между Небом и Землёй.


Существование Notre Dame — это вызов, брошенный человеком Небу, вечности (“Неба пустую грудь // Тонкой иглою рань”). Сей дерзновенный проект — застывшая стихия, сотворённая человеком.

 
  • В третьей строфе различные культурные эпохи соединяются в “неслиянное единство” (определение О.Мандельштама), воплощённое в “стихийном лабиринте” храма. Через архитектурное совершенство собора, через его виртуозную “сотворённость” и величественную “телесность” проступают черты прошлых культур.


Чтобы показать этот синтез, подчеркнуть ёмкость открывающегося ирреального пространства храма, поэт использует оксюморон (“Души готической рассудочная пропасть”), соединяет в ряд противоположные явления: “египетская мощь и христианства робость”; “с тростинкой рядом — дуб, и всюду царь — отвес”.

 
  • И наконец, четвёртая строфа становится квинтэссенцией авторской идеи. Происходит зеркальная обратимость твердыни Notre Dame в “недобрую тяжесть” Слова - словосочетание “тяжесть недобрая” обретает совершенно новую, неожиданную семантику: обозначает Слово.


Слово становится объектом творческих усилий человека: “Из тяжести недоброй и я когда-нибудь прекрасное создам”.
Гениальная художественная интуиция поэта позволяет открыть единство культурного пространства. В этом едином культурном пространстве, где сосуществуют все эпохи, следы которых увидел Мандельштам в “твердыне” Notre Dame, растворены “сознательные смыслы” слов — Логосы.


“Любите существование вещи больше самой вещи и своё бытие больше себя…” — скажет О.Мандельштам.


Слово как бы уподобляется камню, обнаруживая свою внутреннюю динамику, и стремится участвовать в “радостном взаимодействии себе подобных” в смысловом поле культуры.


«Ленинград»
Я вернулся в мой город, знакомый до слез,
До прожилок, до детских припухлых желез.


Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,


Узнавай же скорее декабрьский денек,
Где к зловещему дегтю подмешан желток.


Петербург! я еще не хочу умирать!
У тебя телефонов моих номера.


Петербург! У меня еще есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.


Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,


И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.
Декабрь 1930


С первых строк стихотворения мы понимаем, что поэт пишет его с ностальгическими чувствами о прошлом города: Я вернулся в мой город, знакомый до слез...
Но узнать город поэт не может. Из пышной столицы он превратился в грязный, напуганный город, ужас которого поэт не может воспринять. Возможно, Мандельштам считает, что у него прошли золотые годы, как и у Петербурга. Но поэт все же борется за свое существование, не хочет кануть в Лету.
Удивительные метаморфозы происходят с городом: блеск черного бархата превращается в деготь, золото фасадов -- в желток. Город тускнеет, "теряет свое очарование роскоши, а на смену ему приходят темные подъезды, тусклые фонари". Цветовая гамма помогает поэту показать ту глубину пропасти, в которую скатывается не только город, но и нравы его жителей.
И если город погибает, то поэт не хочет следовать его участи: Петербург! Я еще не хочу умирать!

А для того, чтобы продолжить свое существование в городе, автор отказывается принимать действительность. Он не может узнать в умирающем Петербурге прежней пышности. Но Мандельштам оказывается единственно "живым" человеком в городе, где все уже приспособились к неминуемой гибели:

Петербург! у меня еще есть адреса.
По которым найду мертвецов голоса.

В последних строках стихотворения перед нами открывается картина трагичности эпохи. Поэт уже живет не в Петербурге, а на какой-то "черной лестнице". И неизвестно, куда эта лестница его приведет.

И всю ночь напролет жду гостей дорогих.
Шевеля кандалами цепочек дверных.

Что это за гости, что приходят ночью? Наверняка они вовсе не "дорогие". Возможно, поэт хотел указать, что во многие белые ночи в Ленинграде советском исчезло в никуда множество талантливых, умных людей, стоявших на пути у тоталитарного государства.
Мандельштам пишет, что и сам не уверен, заберут ли его в одну из таких ночей.




Стихотворение Мандельштама «За гремучую доблесть грядущих веков…»
 
За гремучую доблесть грядущих веков,
За высокое племя людей
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.


Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей,
Запихай меня лучше, как шапку, в рукав
Жаркой шубы сибирских степей.


Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых кровей в колесе,
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе,


Уведи меня в ночь, где течет Енисей
И сосна до звезды достает,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьет.


17-28 марта 1931, конец 1935


Сюжет стихотворения О.Э.Мандельштама «За гремучую доблесть грядущих веков имеет автобиографическую основу. Как и многие другие деятели культуры и искусства, автор этих строк попал в жернова сталинских репрессий.


Тяжело переживая удушающую общественную атмосферу того времени, О.Э.Мандельштам проявил образец гражданского мужества, продолжая писать то, о чем не мог молчать.


Личность лирического героя в этом произведении уникальна. Главное для нее — сохранить самоуважение, не уподобиться вопреки законам жестокой эпохи звериной сущности волков.

 
  • В первой строфе О.Э.Мандельштам подчеркивает ту высокую цену, которую в сталинское время платили за право оставаться верным своей жизненной позиции: Я лишился и чаши на пире отцов, // И веселья, и чести своей.


Последняя, вынесенная в конец перечислительного ряда потеря оказывается для О.Э.Мандельштама, несомненно, наиболее важной, невосполнимой. Лишь сам человек, попадая в разряд так называемых «врагов народа», понимал, что он ни в чем не виноват, надеялся, что власти разберутся и отпустят его. Многие же его знакомые искренне верили в справедливость ложных, порой абсурдных обвинений, отворачивались. Это для узников сталинских лагерей было, может быть, одним из самых тяжких душевных испытаний.

 
  • Во второй строфе Мысли о личной судьбе в душе лирического героя неразрывно связаны с раздумьями об историческом содержании эпохи в целом. Поэт Н.Глазков писал:


Век двадцатый — век необычайный:
Чем столетье лучше для историка,
Тем для современника печальней.


Эта же мысль звучит и у О.Мандельштама, но она высказана в более образной форме: Мне на плечи кидается век-волкодав.


Лирический герой сетует на то, что «лишился и чаши на пире отцов». Этот образ чаши отцов в стихотворении чрезвычайно интересен. Чашу, как известно, на пиру в давние времена передавали по кругу. Она служила символом жизни и плодородия.


В современную О.Мандельштаму эпоху была нарушена преемственность поколений. Уничтожалось то лучшее, что веками накапливалось и передавалось по наследству. Это было суровое время крушения идеалов, переоценки ценностей.
  • Исходя из этого, в третьей строфе становится понятным, почему лирический герой мечтает о «жаркой шубе сибирских степей. Ему не страшен суровый климат Сибири. Он — простой, мирный человек, которому нужен прежде всего душевный покой:


Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых кровей в колесе,
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе.

 
  • В третьей – четвёртой строфе край, «где течет Енисей» идеализируется, рисуется в самых светлых и чистых тонах. О.Э.Мандельштам подчеркивает, что эта краса первобытна, то есть, дана человеку как некая непорочная ценность. Она конкретна и зрима, в отличие от весьма абстрактного образа «гремучей доблести грядущих веков», которая может и не наступить, а если и наступит, то в жизни уже иных поколений.


Объемным и запоминающимся выглядит в стихотворении образ «века-волкодава». Кровавое начало двадцатого века во всем мире, а в России особенно, возмутило умы писателей-гуманистов. Лучшие годы целого поколения были отравлены безжалостной бойней гражданской войны. Социальная распря ожесточила людей. У многих произошла переоценка ценностей. Сместились веками устоявшиеся ориентиры. В тридцатые годы гражданское противостояние приняло иные, более изощренные формы, но суть его продолжала сохраняться: репрессии, доносы, травля интеллигенции дворянского происхождения.


Стихотворение О.Э.Мандельштама «За гремучую доблесть грядущих веков…» — обвинительный акт для многих современников поэта. Одних он уличает в жестокости тирании, других — в трусости. Причем обе эти роли кажутся О.Э.Мандельштаму неприглядными, недостойными настоящего человека, поэтому сибирская ссылка воспринимается, как единственно возможный и даже в какой-то степени счастливый выход для человека, который хочет сохранить душевную чистоту, собственное достоинство, наконец, цельность своей личности и незыблемость идеалов.



 
Категория: Русский язык и литература | Добавил: МиненкоОА (14.09.2015)
Просмотров: 16140 | Рейтинг: 0.0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь новостей
Поиск по новостям
Здравоохранение
Премия Губернатора
Вход в Школьный портал с помощью ЕСИА
Анкетирование
Независимая оценка качества оказания услуг организациями в сфере образования (НОКОД)

Друзья сайта
Гимназия № 9 © 2007-2022
141075, г. Королёв, "Костино", Кооперативный пр-д, дом 1
+7 (495) 519-58-57
+7 (495) 519-46-24
gym9korolev@yandex.ru