6+
 
Герб города Автономное общеобразовательное учреждение гимназия № 9 г. Королёва Герб школы
 
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск с Яндексом
например:
Расписание звонков
Категории каталога
Начальная школа [58]
Работы учителей начальной школы
Иностранный язык [25]
Работы учителей иностранного языка
Общешкольные мероприятия [7]
Общешкольные мероприятия
Математика [10]
Химия [3]
История [0]
Обществознание [2]
Физика [3]
Русский язык и литература [20]
Биология [0]
География [6]
Изобразительное искусство [8]
Черчение [1]
Физкультура [5]
Экономика [1]
Технология [4]
Наш опрос
Ваше мнение: готов ли ребенок к школе? Хочет ли Ваш ребенок идти в школу?
Всего ответов: 282
Начало » Статьи » Методическая копилка » Русский язык и литература

Ф.Тютчев - анализ стихотворений для подготовки к экзамену (из опыта работы)
«Silentium!» Ф.Тютчев
Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои –
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи, –
Любуйся ими – и молчи.


Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи, –
Питайся ими – и молчи.


Лишь жить в себе самом умей –
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи, –
Внимай их пенью – и молчи!..
Тютчев не писал для публики, в основном, он писал для себя, излагая свои мысли на бумаге. В каждом стихотворении он ищет истину, правду.
Данное стихотворение относится к шедеврам философской лирики поэта. В переводе с латыни его название означает «Молчание!».  В стихотворении поэт поднимает проблему, к которой уже не раз обращались романтики, особенно В. Жуковский: все ли подвластно словесному оформлению, и выражению, или возможно существуют вещи, которые остаются невысказанными?
В стихотворении «Silentium!» просматривается сочувствие автора человеку, который обречен на внутреннее одиночество и непонимание.
Ключевое место в структуре стихотворения занимает вторая строфа, в частности строчка, которая в оригинале звучит как афоризм: «Мысль изреченная есть ложь». Именно эта мысль объясняет призыв к молчанию в первой и последней строфах.

    Стихотворение Тютчева «Silentium!» было написано в 1830 году четырехстопным ямбом. Он обращается к вопросам жизни: Как сердце высказать себя? Другому как понять тебя?  Поймет ли он, чем ты живешь?



 Он ищет ответы на них, сомневается или, наоборот, убеждается в правильности своих мыслей. Тютчев рассуждает о том, что даже сердце порой сложно признаться в своих мыслях и предположениях, а поймет ли тебя другой человек – это вечный вопрос, потому что представления о жизни, мысли и чувства у всех людей различны и противоречивы. Тютчев советует: Молчи, скрывайся и таи  И чувства, и мечты свои.

    Будто в человеке рождается страх: «А поймут ли меня? Что скажут в ответ?». Но Тютчев верил в то, что будет понят человечеством.
    Но так же Тютчев призывает слушать чужие мнения: Взрывая, возмутишь ключи, -  Питайся ими – и молчи.
 Тем самым углублять свои знания и представления о мире.
    Каждую свою мысль нельзя показывать свету, надо лишь самому наслаждаться ей, а так же скрывать свои чувства и сдерживать эмоции, переполняющие душу.
    Человек должен жить своим миром, своей душой, чтобы для всех это было тайной, потому что, открыв ее, он, возможно, будет не понят другими людьми и чужд тем, кто не считает его мнение и предположение верным.
Стихотворение метафорично: Тютчев осмысливает роль человека в мироздании. В первой строфе – попытка осознать сущность внутреннего мира. «Душевная глубина» - это внутренний космос, имеющий свои законы, созвучные с общепланетарными. Он тоже бесконечен и неделим. «Чувства и мечты» – это звезды, непостижимые, но прекрасные! Человек – часть вселенной, он подчиняется всем её законам
 Внутренний мир человека ценен и прекрасен сам по себе. Он не нуждается в постоянном отражении и преломлении в окружающем мире.
В последней строфе поэт говорит о самом тяжелом для достижения аспекте – самодостаточности, погруженности в себя, осознании самоценности своих ощущений. Высказывать их не имеет смысла, потому что это лишь попытка удостовериться в их действительной важности и значимости.
Ф.И.Тютчев «ПОЛДЕНЬ»



Лениво дышит полдень мглистый; И всю природу, как туман,
Лениво катится река; Дремота жаркая объемлет;
И в тверди пламенной и чистой И сам теперь великий Пан
Лениво тают облака. В пещере нимф покойно дремлет.
1829 г
Природа - это основная стихия творчества Ф.И, Тютчева. В понимании и изображении природы проявлялся романтизм поэта. Тютчев был убежден в идее общей одушевленности природы, он верил в ее таинственную жизнь. Поэтому Тютчев изображает природу как некое одушевленное целое. Она предстает в его лирике в борьбе противоборствующих сил, в круговороте времен года, в беспрерывной смене дня и ночи, в многообразии звуков, красок, запахов.
Тютчевская природа - это не столько пейзаж, в котором действуют конкретные лица, а космос, где выступают самостоятельные силы мироздания. Еще Н.А. Некрасов видел главное достоинство стихотворений Тютчева в "живом, грациозном, пластически верном изображении природы". Он же отмечал умение поэта "уловить именно те черты, по которым в воображении читателя может возникнуть и дориейваться сама собою данная картина".
Тютчевское изображение утра не похоже на картину полдня, а полдень не будет похож на вечер. В стихотворении "Полдень" поражает прежде всего меткость, полновесность. умение выразить оттенки в изображении полдня. Тютчев дает необычайно точные и меткие эпитеты, улавливает самую существенную черту явления ("лениво дышит полдень мглистый", "лениво тают облака"). Само сочетание "лениво тают" способно заменить длинное подробное описание.
В тютчевской лирике главным становится прием оду­шевления природы - олицетворение. Но это не просто частный прием, свойственный вообще поэзии. Это было связано с представлениями Тютчева об одухотворенности, одушевленности природы. Поэтому в стихотворении "пол­день дышит", река "лениво катится", т.е. дана картина жаркого лета, когда утомленные солнцем природа и человек отдыхают, лениво дремлют, все движения медлительны и ленивы (слово «лениво» повторено в одном четверостишии три раза), безоблачное небо раскалено, а полдень с удивительной точностью назван мглистым, ибо в знойном воздухе лета висит какая-то дымка, мгла, очертания людей и предметов колеблются.
Отдыхают даже веселый античный бог лесов и рощ Пан и нимфы, божества рек, лугов, деревьев, вдохновлявшие поэтов. Тютчев пользуется и готовыми мифологическими образами (Пан - в греческой мифологии божество стад, лесов и полей; нимфы – божества природы, живительных, плодоносных сил)
Эти мифологические существа спокойно живут в русской сельской природе, олицетворяя и поэтизируя жизнь каждой ее частицы, ручья, холма, полей и лесов. Из таких завершенных внутри себя лирических миниатюр составляется тютчевская мифология природы.
Любое состояние природы является у Тютчева частью ее вечной жизни и самодвижения, а, следовательно, предметом поэтического изображения и поводом для лирического высказывания. Отсюда удивительная емкость его миниатюр.












Ф. Тютчев «Певучесть есть в морских волнах...»
* * *
Est in arundineis modulatio musica ripis*

 
Певучесть есть в морских волнах,
Гармония в стихийных спорах,
И стройный мусикийский шорох
Струится в зыбких камышах.


Невозмутимый строй во всем,
Созвучье полное в природе,-
Лишь в нашей призрачной свободе
Разлад мы с нею сознаем.
11 мая 1865


Откуда, как разлад возник?
И отчего же в общем хоре
Душа не то поет, что море,
И ропщет мыслящий тростник?


И от земли до крайних звезд
Все безответен и поныне
Глас вопиющего в пустыне,
Души отчаянной протест?
Самому произведению предшествует эпиграф из древнеримской поэзии – «Est in arundineis modulatio musica ripis» (Есть музыкальная стройность в прибрежных тростниках (лат.)). Он определяет основной мотив стихотворения – гармоничность и мудрость мира природы. Кроме того, этот эпиграф можно считать составляющей первой части стихотворения.
«Певучесть есть в морских волнах…» (1865) — одно из самых известных стихотворений Ф. И. Тютчева, и, несмотря на эту известность и даже хрестоматийность, оно продолжает оставаться для читателя знакомым незнакомцем. Еще Д. С. Мережковский, интерпретируя этот текст, утверждал, что основная мысль Тютчева здесь пантеистична: «в мире стихийном — истина и благо
Личное начало мешает человеку полностью ощутить себя частью природы и присоединить свой голос к ее «общему хору», в стихотворении декларируется «стремление … к слиянию с «мировой душой»,
Именно в этом смысле стихотворение названо «программным» для Тютчева
Вторжение «полемически-газетного стиля» (риторический вопрос) в высокий лирический строй должно означать универсальность, актуальность ораторского начала для Тютчева, который ради единства приема шел даже на смешение стилей. А одна из практически постоянно присутствующих в ораторских конструкциях поэта составляющих — антитеза, которая оформляет как синтаксис, так и строфику .
Действительно, в «Певучести…» присутствует развернутая антитеза природной «гармонии» и «разлада» с  нею, осознаваемого человеком. Четыре строфы (четвертая долгое время не включалась в состав стихотворения) представляют собой две части (по две строфы): в первой из которых формулируется сама антитеза, а во второй риторически звучащий вопрос о причинах разлада — вопрос, который остается без ответа. Форма «неразрешенного вопроса» характерна для тютчевских стихов.
И, наконец, «Певучесть…» откликается на непосредственно предшествовавшую его появлению эпоху русской поэзии — лермонтовскую
«Выхожу один я на дорогу…» и в «Певучесть…»  — сходство, на фоне которого яснее проступает принципиальное отличие. Лермонтовский «разлад» души с «торжественным», «чудным» мирозданием принадлежит самой душе, и гармония, если она возможна, принадлежит ей же как соучастнице Творения, тогда как стихотворение Тютчева — «раздумье об извечном мировом законе», объективном и в силу этого не зависящем от каких бы то ни было душевных состояний.
Ф. Тютчев «Есть в осени первоначальной…»
Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора -
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера...

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё - простор везде,-
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко ещё до первых зимних бурь -
И льётся чистая и тёплая лазурь
На отдыхающее поле... 22 августа 1857
 
Поэтическое произведение, как известно, по своему содержанию гораздо сложнее прозаического: здесь и огромный тематический материал, “втиснутый” в весьма ограниченную форму, и приращение смыслов, и масса недосказанного, возникающего в воображении проницательного читателя. Каждое слово в лирическом произведении, даже самом небольшом, может рассказать о многом.
В стихах Тютчева, непревзойденного мастера пейзажной лирики, слово получает новое значение: оно начинает звучать по-другому. Почти все его стихи — это оригинальные зарисовки различных времен года: читая стихи Ф. И. Тютчева, читатель может тотчас же воспроизвести в своем воображении черты зимы или лета, весны или осени.
Восхищение красотой природы — одно из отличающих черт поэзии Тютчева Поэт показывает, насколько тесно связана природа с жизнью человека. Начало осени – это удивительно красивая пора Природа словно дарит на прощание все свои яркие краски. Природа готовится ко сну, напоследок радует человеческий взор волшебной красотой. Дни становятся невыразимо прекрасными, мир вокруг удивительно красив. Особую радость доставляет погода — мягкая, поражающая своим волшебным спокойствием: Весь день стоит как бы хрустальный, И лучезарны вечера...

Но вместе с тем осень всегда напоминает о скором наступлении холодов. Поэтому в окружающем мире появляются некие изменения, заставляющие особенно остро переживать последние дни тепла.
Люди заканчивают свои привычные работы, связанные с наступлением нового сезона. Полным ходом идет приготовление к зиме. Теперь уже поля не радуют буйным ростом пшеницы, постепенно подкрадываются холода. Пустеет воздух, птиц не слышно боле,Но далеко еще до первых зимних бурь —
И льется чистая и теплая лазурьНа отдыхающее поле...
Природа дарит человеку чудесную возможность отдохнуть перед наступлением зимних вьюг, порадоваться красоте окружающего мира. Тем более что привычные работы закончены и можно погрузиться в созерцание красот природы.
Стихотворение создает яркое и отчетливое ощущение неразрывной связи человека с окружающим миром. Красота природы не существует сама по себе. Она заставляет человека особенно остро ощутить свою принадлежность к этому миру. Невозможно придаваться мрачным раздумьям и размышлениям, наблюдая за неторопливой сменой сезонов, влияющей на настроение так ненавязчиво и легко.



Поэт использует самые изысканные эпитеты, передающие его отношение к окружающему миру: “дивная пора”, “хрустальный день”, “лучезарный вечер”. Что стоит за этими словами? Прежде всего поэт хочет показать свое восхищение всем, что его окружает. Вся природа наслаждается сменой сезонов, наступлением красивейшего времени года — осени.
“Хрустальный день” — это удивительная неосязаемая драгоценность. К ней невозможно прикоснуться, ее можно только ощутить. И сколь счастлив должен быть человек, умеющий восторгаться тем, что его окружает! “Хрустальный день” в понимании читателя кажется удивительно красивым и прозрачным. Привычные очертания предметов и явлений в прозрачном воздухе начинают казаться еще более чистыми и нежными.



Эта удивительно красивая “дивная” пора очень коротка. Не успеешь оглянуться, как возьмут свое холода. И человеку останется только вспоминать об этой удивительной поре. Не случайно упоминается “паутины тонкий волос”. Волосок всегда может легко порваться. И так непременно произойдет, как только пройдет период, отпущенный природой на любование первоначальной осенью.



Окружающая природа именно сейчас навевает мысли о свободе, ведь человека окружает ничем не скрываемый простор. Поле опустело. Но пустота эта не печальная, а, наоборот, радостная. Поле отдыхает, земля хорошо потрудилась, подарила людям великолепный урожай. Мягкие лучи солнца освещают все вокруг, подчеркивая и выявляя всю выразительность отдельных деталей.

“Лучезарный вечер” словно сияет разными красками. Палитра природы удивительно богата. В ней множество цветов, оттенков и полутонов. Даже самый лучший художник не может сравниться с картиной, которую пишет сама осень. “Льется чистая и теплая лазурь”. Лазурь напоминает о чистом, нежно-голубом цвете. Именно таким предстает окружающий мир с наступлением ранней осени.
В этом стихотворении воспевается осеннее спокойствие, которое также является отличительным признаком этого сезона. Тишина волнует, заставляет задуматься над человеческой жизнью. Созерцание красот окружающего мира — это одна из возможностей сделать человека хотя бы немного счастливее.
Ранняя осень — это совершенно особая пора, она не похожа на все остальные времена года. Тютчев напоминает о лете в тот момент, когда говорит о “бодром серпе”. “Где бодрый серп гулял и падал колос”... Действительно, летом кипит работа, нет времени отвлечься и внимательно осмотреться вокруг.
А осень позволяет человеку отвлечься от постоянного круговорота своих собственных дел и предаться созерцанию красот природы. Именно сейчас блестит на солнце паутина. И эта деталь выглядит совершенно отстраненной, но вместе с тем заставляет задуматься относительно незаметных, практически неощутимых деталей, которые обычно ускользают из поля зрения.



Сейчас отдыхает не только человек, но и сама природа. Но этот отдых не имеет ничего общего с ленью и праздностью, это прежде всего награда за долгую и упорную работу. Поэт подчеркивает красоту, легкость окружающей природы. И использует для этого яркие образные средства.



В стихотворении часто встречаются многоточия. Они создают ощущение медлительности и некоторой недосказанности. Именно так и должно быть на самом деле, ведь размышления об осеннем пейзаже никогда не могут быть связаны с бурными эмоциями. Стихотворение навевает множество различных ассоциаций. Каждый читатель представляет себе собственную картину красоты окружающей природы, которая возможна в начале осени.



Анализ стихотворения Тютчева «Не то, что мните вы, природа…»
Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик -
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык...


. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


Вы зрите лист и цвет на древе:
Иль их садовник приклеил?
Иль зреет плод в родимом чреве
Игрою внешних, чуждых сил?..


. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


Они не видят и не слышат,
Живут в сем мире, как впотьмах,
Для них и солнцы, знать, не дышат,
И жизни нет в морских волнах.


Лучи к ним в душу не сходили,
Весна в груди их не цвела,
При них леса не говорили
И ночь в звездах нема была!


И языками неземными,
Волнуя реки и леса,
В ночи не совещалась с ними
В беседе дружеской гроза!


Не их вина: пойми, коль может,
Органа жизнь глухонемой!
Души его, ах! не встревожит
И голос матери самой!.. 
Одно из самых замечательных явлений русской поэзии – стихи Ф.И. Тютчева о пленительной русской природе. Ни для кого из русских поэтов, кроме разве его младшего современника Фета, природа не являлась таким постоянным источником впечатлений и раздумий, как для Тютчева.
Он был тончайшим мастером стихотворных пейзажей. Но в его стихотворениях, воспевающих картины и явления природы, нет бездушного любования. Природа вызывает у поэта размышления о загадках мироздания, о вековечных вопросах человеческого бытия. Она редко предстаёт как просто фон, в стихах Тютчева она одухотворена, мыслит, чувствует, говорит: В ней есть душа, в ней есть свобода, В ней есть любовь, в ней есть язык…
Стихотворение написано в 1836 г форме обращения. У него нет заглавия, что придаёт более глубокий смысл. Поэт выступает против тех, кто недооценивает природу, говорит о людской глухоте, очерствении души из-за отдаления человека от природы: Они не видят и не слышат, Живут в сём мире, как впотьмах…
В строках стихотворения виден поэт особого склада: философского.  Это значит, что у него был не только дар пейзажиста, но и своя философия природы. Всё в природе представляется Тютчеву живым, полным глубокого значения, всё говорит с ним «понятным сердцу языком».
Стихотворение начинается со слова «не», чтобы полнее оградить читателя от неверного понимания природы. «Душу», жизнь природы поэт стремился понять и запечатлеть во всех её проявлениях, в стихотворении мы видим те образы, из которых природа складывалась для самого Тютчева.
Стихотворение написано четырёхстопным ямбом, а перекрёстный способ рифмовки гармонирует с чередованием женских и мужских рифм. Ассонанс на «и», «а», и «о» придает стихотворению возвышенный тон, обилие сонорных согласных (аллитерация) делает его более мелодичным и музыкальным.
Более торжественно же оно звучит благодаря употреблению устаревших слов («лик», «чрево», «древо») и ударения («приклеи л») Особая же смысловая нагрузка  создаётся при помощи анафоры:
         Вы зрите лист и цвет на древе:
         Иль их садовник приклеил?
       Иль зреет плод в родимом чреве
       Игрою внешних, чуждых сил?..
Автор использует такие выразительные художественные средства, как олицетворение («Солнцы не дышат», « не совещалась в беседе дружеской гроза»), метафоры («весна не цвела», «ночь нема была»), сравнения («живут в сём мире, как впотьмах»). Всё это придаёт речи красочность и выразительность, способствует наиболее полному раскрытию художественного образа.
В стихотворении встречаются типичные для тютчевской поэзии сложные предложения,  часто в конце их ставятся восклицательные знаки, что придаёт художественной речи нужную авторскую интонацию.
В стихотворении «Не то, что мните вы, природа» мы видим отточия. Эти строки в своё время были изъяты цензурой, а в последствие утеряны. И всё же стихотворение не потеряло своего смысла, главной идеи – взаимоотношений человека и природы. Через всё произведение автор проводит мысль о том, что  «глухие» люди не умеют чувствовать, а, следовательно, не умеют жить. И если для них она безлика, то для Тютчева природа – «голос матери самой». Её образами он выражает свои сокровенные мысли, чувства, сомнения, мучительные вопросы.    
Анализ стихотворения Тютчева «С поляны коршун поднялся…»
С поляны коршун поднялся,
Высоко к небу он взвился;
Всё выше, дале вьется он -
И вот ушел за небосклон!


Природа-мать ему дала
Два мощных, два живых крыла -
А я здесь в поте и в пыли.
Я, царь земли, прирос к земли!..
<1835>


В отличие от Фета, у Тютчева птицы как-то мало связаны с земной природой, ее богатством и разнообразием. Возможно, это объясняется особенностями поэтического мировидения Тютчева, который стремится не столько к созерцанию природы, ее явлений, сколько к их философскому осмыслению.
Птицы у него занимают пограничное положение в пространстве: они как бы соединяют разные начала, разные стихии - земную и небесную, земную и водную, небесную и водную. Причем «родной» оказывается для тютчевских птиц как раз не земная, а небесная или водная стихии. Птицы парят в воздухе, поднимаются ввысь, гнездятся в вершинах деревьев , застывают на глади озера. Человек не просто наблюдает за птицами, он как бы сливается с ними душой. Поэтому птица почти всегда романтический образ-символ, проводник в мир инобытия ( например, стихотворение «С поляны коршун поднялся»).
Когда мы читаем первое четверостишие, то представляем себе настоящего коршуна, которого наблюдал Ф. И. Тютчев в природе. Приближение экипажа спугнуло птицу, и она взмыла в небо, улетела так высоко, что уже не разглядеть. Мы словно присутствуем при ситуации, которая когда-то произошла в конкретном месте с конкретным путешественником, увидевшим коршуна, и могучей хищной птицей. Интонация этой строфы эпическая, повествовательная. Каждое слово употреблено в его прямом значении.
      Вторая строфа расширяет смысл стихотворения, переводит его из рассказа о частной ситуации в широкий, обобщающий план: «Природа-мать ему дала / Два мощных, два живых крыла...» Перед нами уже не конкретный коршун, а птица вообще, в ее способности к отрыву от земли, к полету, точно так же как далее в местоимении «я» перед нами возникает не образ конкретного автора стихотворения, а совокупный образ человека как мыслящего существа.
      Следующие две строки задают два противопоставления: небо — земля (область идеального и область земного, бытового) и соответственно человек в своей способности воспарять душой и мыслью — человек в необходимости существовать биологически.
      Собственно, смысловое ядро стихотворения мощно заявленная философская проблематика: человек — существо биологическое и духовное одновременно. Второе позволяет ему считать себя «царем земли». Но что же преобладает в природе человека: первое или второе?



Человек – существо мыслящее, он этим и выделен из природы. Человеческая мысль неудержимо стремится постичь неизведанное, однако ей никак невозможно выйти за пределы «земного круга». Для разума человека есть граница, предопределённая и неизбежная. Вид коршуна, поднявшегося с поляны и исчезнувшего в небе, наводит поэта на такие думы.
Природе человека присуще стремление «ввысь и вдаль», и пробуждение этого чувства часто в поэзии, да и в литературе, связано с образами птиц ( Катерина в «Грозе», Наташа ночь в Отрадном в «Войне и мире»).
      Спустя более чем столетие другой выдающийся русский поэт — Иосиф Бродский вновь обратится к образу взвившейся в небо птицы и напишет стихотворение «Осенний крик ястреба», в котором по-своему развернет тютчевский образ и даст заявленной теме свою интерпретацию, изобразив глубочайшее одиночество мыслящего человека — художника, творца, поднявшегося над уровнем обыденности. Запомним стихотворение Ф. И. Тютчева, чтобы в 11 классе вспомнить его при изучении творчества И. Бродского.



Анализ стихотворения Тютчева «Умом Россию не понять …»
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать -
В Россию можно только верить.
28 ноября 1866
В 1866 году отмечалось столетие со дня рождения великого русского историка Николая Михайловича Карамзина. Тютчев написал по этому поводу торжественное стихотворение и послал известному критику П.В. Анненкову, организатору памятного вечера.
Одна строфа этого стихотворения вызвала возражение цензуры:
Умевший, не сгибая выи
Пред обаянием венца,
Царю быть другом до конца
И верноподданным России.
“Тютчев предложил заменить её на строчку: «И до конца служить России». Свою помощь предложил и поэт А.Н. Майков, сослуживец и подчинённый Фёдора Ивановича по Комитету иностранной цензуры. Но на это сам Тютчев ответил запиской Анненкову: «Майков предложил мне свою поправку. Но она, по-моему, хуже моей. Что такое искренний сын России? Всё это не по-русски. Главное тут в слове служить, этом, по преимуществу, русском понятии — только кому служить?»
Вот тут-то, думается, и написал поэт, пока только для себя, ныне ставшие хрестоматийными строчки:
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить,
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.
М.П. Погодин в «Воспоминаниях о Тютчеве» (были опубликованы в газете «Московские ведомости» 29 июля 1873 года, спустя две недели после смерти Тютчева) писал: “...Сблизившись с ним, впоследствии больше, имел случай познакомиться короче с его задушевными мыслями, услышав его мнения, я удостоверился, что никто в России не понимает так ясно, что не убеждён так твёрдо, не верит так искренно в её всемирное, общечеловеческое призвание, как он. Многие имеют, может быть, мысли более или менее верные о разных предметах, сюда относящихся, но никому не представлялись они в таком цельном виде, как ему”.
Это знаменитое четверостишие Тютчева — кто только не цитировал, и всякий понимает его по-своему. Его повторяют кто с гордостью, а кто и с насмешкой: дескать, поведение России иррационально, непредсказуемо и одним лишь этим опасно для её соседей. Умом-де Россию не понять… Да почему же не понять-то? Был бы ум…
Свои четыре строки Тютчев написал в конце 1866 года. Три четверти века спустя, в подобной ситуации (проблемы те же, разве что действующие лица немного другие), умница Чёрчилль всё прекрасно понял:


… Я не могу вам предсказать, каковы будут действия России. Это такая загадка, которую чрезвычайно трудно разгадать, однако ключ к ней имеется. Этим ключом являются национальные интересы России. Учитывая соображения безопасности, Россия не может быть заинтересована в том, чтобы Германия обосновалась на берегах Чёрного моря или чтобы она оккупировала балканские страны и покорила славянские народы Юго-Восточной Европы. Это противоречило бы исторически сложившимся жизненным интересам России…


Тютчев-дипломат и Тютчев-поэт неразделимы. Жизненные интересы России отстаивал русский дипломат Тютчев. Любовью к России пронизаны лирические стихи русского поэта Тютчева.



Эта строка из стихотворения Ф. Тютчева стала для русского человека явлением большим, чем обыкновенный афоризм. С появлением на свет “Умом Россию не понять” россияне обрели как бы духовное кредо, не только многое объясняющее в судьбе народа и отдельного человека
Вывод можно сделать только один: в России нельзя при принятии любой теории отрывать рассудок от чувств.
И последний яркий пример тютчевского пророчества я вижу в том, что разгром коммунистического строя в нашей стране возглавил не политкаторжанин, как этого следовало ожидать, а Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев.


Анализ стихотворения Тютчева « Нам не дано предугадать…»


Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется,-
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать...
27 февраля 1869
Четверостишие относится к жанру стихотворного афоризма, количество которых растёт по мере развития философского видения поэта.
Системообразующими понятиями являются слово, сочувствие, благодать, они связывают этот текст, а также являются основополагающими и в других стихах Тютчева.
Категория словесности характеризует саму природу человека, отличая её от животной. Поэтому невозможность полноты высказывания или понимания воспринималась поэтом драматически, это отражается и в других стихотворениях («Silentium!» - Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя?
Поэт использует в данном случае метафору одушевления, значит, на мой взгляд, он считает слово живой материей, способной влиять на людей. Возвышенный глагол «предугадать» усиливает магическое действие человеческого слова: оно способно, по мнению Тютчева, влиять как на повседневные события в жизни людей, так и на их судьбы в целом.
Понятие благодати – благого дара Бога – также проходит через ряд стихотворений. Благодатью может явиться любовь, красота природы и – как в этом четверостишии – человеческое взаимопонимание, сочувствие.
Человеку не дано постичь высшую истину, ему можно лишь приблизиться к ее решению. Эта мысль тоже отражена в поэзии Тютчева. С одной стороны, величие человека, а с другой – его бессилие в решении простейших житейских проблем:
Счастлив, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
 
Тютчев был современником Пушкина, чье творчество оказывало влияние на поэта. Но в отличие от Пушкина, которого называли «солнцем русской поэзии», Тютчева считали ночным поэтом. Его стихи о природе, пейзажная лирика не преследуют цель изображения, а осмысление природы – философская лирика, жизнь человеческой души, напряженность любовного чувства. Чувствуются постоянная неясная тревога, ощущение приближения всеобщего конца. Природа у Тютчева зачастую катастрофична и восприятие ее трагедийно.
Всего у Тютчева 35 стихотворений-четверостиший – он мастер афористического жанра.


 


 


 


 


 


 


 

Тютчев "О, как убийственно мы любим..."

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!


Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя...
Год не прошел - спроси и сведай,
Что уцелело от нея?


Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.


Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески живой?


И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!


Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!


Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья...
Но изменили и оне.


И на земле ей дико стало,
Очарование ушло...
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.


И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!


О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

< Первая половина 1851г >

"О, как убийственно мы любим..." (1851), "Весь день она лежала в забытьи" (1864). Стихотворения входят в так называемый "денисьевский цикл" (1850 - 1864) - одну из вершин любовной лирики русской и мировой поэзии
Как и всю свою жизнь, в зрелые годы Тютчев был полон страстей. Ф.И. Тютчев В 1850, будучи женатым человеком и отцом семейства, влюбился в 24-летней Елену Алек­сандровну Денисьеву, воспитанницу Смольного институ­та, почти ровесницу своих дочерей. Открытая связь между ними, во время которой Тютчев не оставлял семью, продолжалась 14 лет, у них родилось трое детей. В этих отношениях было все: и глубокая взаимная любовь, и чувство вины перед любимой женщиной, и трагический конец (смерть Денисьевой в 1864 г.). В глазах высшего петербургского общества их отношения, продолжавшиеся в течение 14 лет, были "беззаконными", вызывающе скандальными, причем вся тяжесть осуждения и отвержения пала на плечи Денисьевой: от Денисьевой отрекся отец, ее перестали принимать в свете. Все это привело Денисьеву к тяжелому нервному расстройству, а в 1864 она умерла от туберкулеза.
Тютчев винит прежде всего самого себя в страданиях, причиненных Денисьевой двусмысленным ее положением в обществе. Он был потрясен ее смертью, обращал горячие упреки к самому себе.
"Денисьевский цикл" стал художественным выражением этой душевной драмы. В нем любовь предстает в различных ипостасях: как возвышающее человека духовное чувство, как могучая, слепая страсть, как тайное чувство, некая ночная стихия, напоминающая о древнем хаосе. Поэтому тема любви звучит у Тютчева то как "союз души с душой родной", то как тревога, то как предостережение, то как горестное признание.
Тютчев пошел в поэзии дальше трагических романтиков (Жуковского, Баратынского, Лермонтова), назвав любовь "поединком роковым". Называя так любовь. Тютчев тем самым видит в ней испытание, данное человеку судьбой в ряду других испытаний. Любовь в представлении поэта не может быть обоюдно счастливой. Одно сердце торжествует, другое, более слабое, погибает. "Он" и "она" в стихотворении
находятся в неравноправном положении: . Давно ль. гордясь своей победой, Ты. говорил; она моя... Год не прошел – спроси и сведай, Что уцелело от нея?»
           Ключевые                  образы
Лексика
Он Она Толпа
Субстантивно-адъективная буйная слепость, страсти, сердце, победа, встреча роковая, сон, северное лето, мимолетный гость Розы ланит, улыбка уст, блеск очей, слезы, горючая влага, волшебны взоры, смех младенчески живой, судьбы ужасный приговор, незаслуженный позор, отреченье, страданье, мученье, пепл, боль злая, боль ожесточенья, боль без отрады и без слез Толпа, грязь
Глагольно-наречная Убийственно любим, губим, гордясь Уцелело, девались, опалили, выжгли, изменили, дико стало, ушло Нахлынув, втоптала



Тютчев говорит с бесстрашием и прямотой, что "его" любовь отмечена эгоизмом, хотя теперь к себе он обращает упрек. Трагизм судьбы любящей женщины определяется и тем, что пошлая толпа, "нахлынув, в грязь втоптала/ То, что в душе ее цвело". Тютчев видит в любви трагическое неотвратимое испытание судьбы: «Судьбы ужасным приговором Твоя любовь для ней была...»
В стихотворении выражается ощущение хрупкости, мимолетности человеческой жизни: «И что ж от долгого мученья, Как пепл, сберечь ей удалось?»
Начинает и завершает стихотворение афористичная и парадоксальная мысль (кольцевая композиция):
О. как убийственно мы любим, . Как в буйной слепоте страстей Мы то всего вернее губим, Что сердцу нашему милей. ,,
В то же время Тютчев не утверждает бесплодности любви: без этой внутренней борьбы нет человеческой жизни, в ней утверждается человек.
Вывод. Главное чувство лирического "я" этого стихотворения -- чувство вины перед женщиной, которой его любовь принесла лишь роковые испытания. Любящая женщина для поэта -- безупречно чиста, но их страсть оказывается трагической и несет ей лишь страдания. Многомерным оказывается в этом стихотворении слово "убийственно", в котором сочетаются и сила любви ("убийственно" в значении "очень сильно"), и мотив насильственной смерти ("убийственно" значит "способно убить"). Форма слова фонетически ассоциируется с одной из библейских заповедей -- "Не убий!", нарушение которой делает вину лирического субъекта еще более тяжкой. То, что поэт употребляет в стихотворении форму местоимения во множественном числе -- "мы", подчеркивает обобщенный характер изображаемого чувства и возводит любовные отношения в ранг всеобщей трагедии, всеобщего закона. Интересно, что в стихотворении появляется как бы образ "двойника" лирического "я", его совесть, внушающая чувство вины. Можно заметить, что о себе герой говорит в формах второго лица: "ты", "вашей встрече", "твоя любовь", употребляет по отношению к самому себе императивные ("спроси", "сведай") и вопросительные конструкции ("что уцелело?", "куда девались?", "помнишь ли?", "что ж теперь?").
В стихотворении как бы борются два начала -- любовь и смерть. Любовь, по мнению Тютчева, слепа, как все человеческие страсти, она порождение хаоса, темных грозных стихий. Поэтому влюбленному человеку "не дано предугадать" последствий своего чувства и самые нежные отношения в определенных обстоятельствах могут обернуться катастрофой и привести к гибели, прежде всего, гибели души.
Отсюда двойственность любви, дающей человеку и величайшую радость, и безмерное страдание. Давая жизнь одному любящему сердцу, другое готово принять смерть. Поэтому любовь, по Тютчеву, это вселенская трагедия, величие которой в возможности ощутить кульминацию счастья.

Тютчев " Я встретил вас - и все былое ..."

К. Б.
Я встретил вас - и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое -
И сердцу стало так тепло...


Как поздней осени порою
Бывают дни, бывает час,
Когда повеет вдруг весною
И что-то встрепенется в нас,-


Так, весь обвеян духовеньем
Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты...


Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне,-
И вот - слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне...


Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь,-
И то же в нас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!..
26 июля 1870


Любовная лирика занимает важное место в поэзии Фёдора Ивановича Тютчева. В каждом лирическом стихотворении мы видим женский образ, многосторонний и сложный женский характер.


Стихотворение "Я встретил вас - и всё былое…", имеющее в посвящении таинственные буквы "К.Б.", написано Тютчевым 26 июля 1870 года в Карлсбаде и посвящено графине Амалии Лерхенфельд (в замужестве баронесса Крюденер, отсюда и название - " К.Б.").


В этом стихотворении описывается чувство человека, которому посчастливилось вновь встретиться со своим прошлым. Оно представляется герою в образе любимой женщины. С ней он провёл самые прекрасные дни своей юности.


Сейчас герой уже немолод, казалось бы, сердце его пережило многое, но с появлением возлюбленной оно оживает ещё с большей страстью:
Я встретил вас - и всё былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое -
И сердцу стало так тепло…


Многообразие ощущений, воскресшие чувства лирического героя при встрече с женщиной передаются с помощью этих слов. Мотив ностальгии сквозит в строках:


Так, весь обвеян дуновеньем
Тех лет душевной полноты,
Давно забытым упоеньем


Гляжу на милые черты…
Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне…


В этих строках герой обращается к героине так, как будто она здесь присутствует. Чувства лирического героя обострились:


И вот слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне…


Обращая внимание на эти строки, читатель понимает, что герой по-прежнему испытывает чувства глубокой, нежной симпатии к героине, сердце его бьётся чаще и вот-вот выпрыгнет из груди от волнения, переполняющего душу.




В стихотворении пять строф, каждая из которых несёт в себе переживания, настроения лирического героя. Тютчев использует постоянные эпитеты ("душевная полнота", "вековая разлука"), ведь ситуация неожиданной встречи бывших влюбленных, при которой внезапно вспыхивают давно угасшие чувства, – частая ситуация в жизни.


Образность стихотворению придают метафоры, олицетворения («время золотое», «дуновенье лет душевной полноты», «тут жизнь заговорила вновь») - традиционные для поэта средства художественной выразительности.


Звукопись стихотворения заслуживает особого анализа. Поэт использует такое художественное средство, как ассонанс (повторение одинаковых гласных). В первой строфе около десяти раз повторяется звук «о» - необычайная певучесть слов позволила переложить это стихотворение на музыку( романс на музыку Малашкина ???) . Во второй и в третьей строфах скопление нежных звуков «е», а также «в» (прием аллитерации – употребление одинаковых согласных) помогают ощутить дуновение ветерка:
… повеет вдруг весною
И что-то встрепенется в нас, -
Так, весь обвеян дуновеньем
Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты…


Рифма в стихотворении точная, перекрёстная. Первая и третья строка имеют женскую рифму ("былое-золотое", "порою-весною"), вторая и четвёртая – мужскую ("ожило-тепло", "час-нас" ).
В стихотворении содержится три предложения с многоточием, которые свидетельствуют о беспорядочности мыслей лирического героя, его смятении.


Следует заметить, что в стихотворении всего одно восклицательное предложение, заканчивающееся, кроме того, многоточием: “И та ж в душе моей любовь!..” Во-первых, это предложение является своеобразным подведением итога встречи с любимой женщиной, во-вторых, это указывает на фрагментарность ситуации, на возможное продолжение темы в будущих стихах.


Безусловно, невозможно не заметить литературную перекличку Ф. Тютчева с А. Пушкиным (параллель со знаменитым «К*** - «Я помню чудное мгновенье»). «Милые черты» - реминисценция, используемая Тютчевым, - вновь свидетельство того, что чувство любви вечно, воспевать его невозможно при помощи обыденных слов, на ум невольно приходят классические строки. Сравним заключительные четверостишия,


у Пушкина читаем:
И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.


У Тютчева - те же чувства, те же рифмы:
Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь, -
И то же в вас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!..


Внимательный читатель заметит и строчку из раннего стихотворения самого Федора Тютчева – «Я помню время золотое» (1836).


Несмотря на холодные и пасмурные дни, в жизни встречаются тёплые и светлые мгновения. Они переносят человека в мир прекрасных воспоминаний. И во всём «виновато» чувство, которое дремлет в каждом человеке. Наступает время, и оно просыпается. Как только это происходит, всё в человеке и вокруг него меняется. Ему вспоминаются дни прекрасной молодости, и вновь ему приходится пережить то состояние души, которое он испытывал когда-то прежде.


Получается, что в каком бы безнадёжном положении ни находился человек, в нём всегда живёт настоящее счастье, достаточно только прикоснуться нежной и любящей рукой к этому прекрасному чувству.
Тютчев « Природа — сфинкс. И тем она верней…»


Природа - сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.
Август 1869


Тютчевская “страна” необычна — она то залита солнечным светом, то покрыта сумраком, но всегда узнаваема, близка. “Люблю грозу в начале мая...” Образ “улыбающейся”, “смеющейся” природы проходит через все творчество поэта как противовес его горестным размышлениям о бытии, смерти, мироздании, гармонии, “древнем хаосе”.
Как часто мы встречаем в поэзии Тютчева такие фразы, как “Лазурь небесная смеется”, “Сияет солнце, воды блещут На всем улыбка, жизнь во всем”. Подобных строк можно привести множество: улыбается все — весна, солнце, вода, сама земля. Даже в осенней природе поэт видит “кроткую улыбку увяданья”. Здесь его мировосприятие близко к пушкинскому, который, как известно, очень ценил Тютчева.
Для Тютчева природа — нечто грандиозное, вечное, бесконечное, может быть, даже синоним мироздания.


Лишь в особенно горькие минуты (их не так уж мало) природа представляется Тютчеву царством пустоты и “вечного бессмыслия”. Для Тютчева характерны поиски смысла во всем: во Вселенной, в бытии. Такого рода размышления и приводят, в конце концов, к странному афоризму:


Природа — сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.


Загадки нет, но есть сама “мать-земля”. Тютчев не может успокоиться в безотрадности, он снова и снова обращает свое лицо к светлой действительности. В лирике Тютчева часто звучит мысль (древняя как мир, но подхваченная им), что только природа способна исцелить и спасти человека.
Получается, что, с одной стороны, природа — “сфинкс”, а с другой — исцеляющая сила. Для тех, кто знаком хоть немного с лирикой Тютчева, в этом нет ничего удивительного. Подобные противоречия, метания из крайности в крайность и составляют основу творчества поэта. Вся его лирика строится на контрасте, она как бы зажата между двумя полюсами — ощущением красоты бытия и чувством ужаса перед действительностью.
Создается странное впечатление, что в Тютчеве уживались два кардинально противоположных человека, каждый из которых видел реальность по-своему.
Чаще всего Тютчев, конечно, восторгается окружающим миром, нередко — до самозабвения. В доказательство этому можно приводить бессчетное количество его цитат. Поэт откликается на все голоса жизни, поскольку чутко улавливает все краски, все звуки природы.
Но не менее сильным (особенно в поздней лирике) становится сознание жизненного трагизма. Безусловно, в таких резких переходах немалую роль сыграли личные переживания.
Мироздание вечно, на фоне его человеческая жизнь — ничто. С годами это начинает все больше тревожить Тютчева. Он приходит к мысли о “бесполезности” человеческого существования.
Поэт мало размышлял о смерти как таковой, она для него была, скорее, некой противоположностью жизни, мгновенным переходом от яркого, насыщенного, ужасающе краткого человеческого существования к небытию.
Гораздо настойчивее в поздней лирике повторяется другая сентенция: “Бесследно все — и так легко не быть!” Бессмысленность, неоправданность бытия с возрастом все больше угнетает поэта. Жизнь он ассоциирует с “тенью от дыма”, настолько она кажется ему призрачной.
Умиротворение, покой, исцеление — только в “природе — сфинксе”. Видимо, такое наименование природе было дано в минуты тяжелейшего, безысходного отчаяния. Ведь что ни говори, окружающий мир всегда был для Тютчева живым, а вовсе не каменным. И природа всегда вызывала в поэте чисто человеческие чувства, которые можно испытывать к кому-то очень близкому. В первую очередь — это чувство восхищения.
Несомненно, что природа была включена Тютчевым в тот круг истинных ценностей, без которых, по мысли поэта, невозможно истинное существование.

 
Категория: Русский язык и литература | Добавил: МиненкоОА (16.09.2015)
Просмотров: 39428 | Рейтинг: 0.0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь новостей
Поиск по новостям
Здравоохранение
Премия Губернатора
Вход в Школьный портал с помощью ЕСИА
Анкетирование
Независимая оценка качества оказания услуг организациями в сфере образования (НОКОД)

Друзья сайта
Гимназия № 9 © 2007-2022
141075, г. Королёв, "Костино", Кооперативный пр-д, дом 1
+7 (495) 519-58-57
+7 (495) 519-46-24
gym9korolev@yandex.ru